Подходит к концу мой проект по выпуску книги о ВОВ и Блокаде Ленинграда. И перед тем, как книга выйдет в свет, я бы хотел «закрыть гештальт» на тему возникшего непонимания между предложенным людям проектом и их личным восприятием данного проекта. Т.к. с одной стороны СМИ представляют проект несколько иначе, чем им представляли (делают репортажи из обрезков множества отснятых материалов), с другой стороны СМИ подают в своих статьях неправильные формулировки, с третьей у людей возникает неправильное понимание того, что я предложил реализовать в рамках краудфандинговых сборов. Но давайте обо всём по порядку.

Проект начинался в далёком 2016-м году, когда удалось случайно обнаружить свёрток, который был надёжно упакован в несколько пакетов, и перемотан бечёвкой. Дневники в количестве 6 томов были написаны моей бабушкой — Боровиковой Александрой Никифоровной, которую я не застал, и о которой мне никто ничего не рассказывал. Я родился лишь спустя 14 лет после смерти бабушки. Доподлинную историю удалось восстановить благодаря самим дневникам, а также многолетней работы с различными архивами. Удалось узнать очень много — начиная от того, где и когда родилась бабушка, до того, кто был её родителями, и какой у неё был жизненный путь:
— родилась в семье простого крестьянина,
— окончила Бадеринское ННУ в 1916-м,
— окончила В.Н.Лялинский Лесотехнический Техникум в 1932-м,
— переехала в Ленинград для продолжения учёбы — окончила Лесотехническую Академию им. С.М.Кирова,
— после окончания учёбы осталась работать в Ленинграде — в сентябре 1940-го начала работать Начальником лесопильного цеха на Гос.Катушечной Фабрике им. Володарского, где её и застала Великая Отечественная Война, и где впоследствии случились события, которые известны в Истории как «Блокада Ленинграда». В годы ВОВ бабушка писала личные дневники, где описывала, что происходило в её жизни. За период с 1941 по 1944 гг. она написала 6 томов, где описала 1180 дней Войны.

Работая с дневниками, удалось узнать много интересного из жизни человека. Например то, что бабушка в августе 1941 была избрана в комиссию по эвакуации детей из г. Ленинграда. И ещё много чего интересного.

За доблестную работу в Ленинграде указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.12.1942 была награждена медалью «За Оборону Ленинграда». Бабушка умерла в 1972-м году, с тех пор до 2016-го её дневники хранила моя мама — Боровикова (Орлова) Валентина Никаноровна.
Между смертью бабушки и обнаружением дневников на антресолях прошло целых 44 года.

Почему о дневниках не стало известно ранее?

  • В СССР была цензура, а напечатать книгу самим было весьма непростой задачей. Должен сказать, что из рассказа моей матери после начала работы над расшифровкой дневников — бабушка один раз пыталась издать книгу. Она писала какому-то писателю из Москвы, но тот ничего не ответил.
  • Кроме этого, в советские годы личные трагедии и семейные тайны хранились «за семью печатями». А детей воспитывали так, чтобы они не рылись в чужих вещах. Дневники удалось обнаружить лишь тогда, когда родители уже стали пожилыми, и не могли сами без помощи перебирать свои личные вещи, которые хранились на антресолях и в кладовках (на момент обнаружения дневников, моей маме было уже 68 лет).
  • Моя мама родилась в 1947-м году, спустя 2 года после окончания ВОВ. В её свидетельстве о рождении напротив ФИО отца — стоит прочерк. Бабушка для мамы была главным человеком в жизни, и она потеряла её, когда ей было 25 лет. И это лишь было начало трагических событий в её жизни — она 3 раза была замужем, первые 2 брака были не удачными. От второго брака остался ребёнок, которого она выхаживала вместе со своими подругами, потому что её второй муж оказался в дальнейшем алкоголиком. И я горжусь своим отцом, который не побоялся взять в жёны женщину с ребёнком на руках. И только третий брак оказался счастливым — появилось ещё двое детей. Я последний ребёнок в семье, и до моего рождения вся семья ютилась в коммунальной квартире.
  • С моим рождением в 1986-м году мама стала многодетной матерью, и семье выделили 3-х комнатную квартиру. А потом наступили тяжёлые 90-е годы, где были задержки зарплат на заводах, из-за чего у людей росли долги по оплате ЖКХ и были проблемы с едой, одеждой и многим-многим другим. В общем и целом, судьба единственной дочери моей бабушки была не из лёгких, и я безумно благодарен своей матери за то, что она бережно хранила эти дневники все эти годы и не выкинула их на помойку. Благодаря ей эти дневники дожили до наших дней. И в дальнейшем уже я занимался их дальнейшей судьбой.

Сверток был обнаружен абсолютно случайно — я помогал родителям перебирать кладовку и антресоли (маме было тогда 68 лет), чтобы они сами решали, что им оставить, а что уже им не нужно и можно выбросить. Родители были советской эпохи, а в то время многие вещи приносились домой и даже когда ломались, всё равно хранились десятилетиями, в расчёте на то, что они когда-нибудь пригодятся. Но после того, как появилась рыночная экономика, и появилось много дешёвых китайских и отечественных изделий в продаже, хранить многие старые вещи оказалось бессмысленным, и год от года что-то из кладовок и антресолей плавно перемещалось на помойку.

После того, когда я узнал, что находится в свёртке, и получив информацию о их происхождении, я предложил маме попробовать издать по ним книгу. Прочитать эти дневники сам я не смог — дневники написаны подчерком человека, закончившего дореволюционную школу. В те времена многие буквы и сокращения писались иначе. Мама же могла их прочитать, т.к. подчерк бабушки ей был хорошо известен — в советские годы люди постоянно оставляли друг другу записки. В то время не было Интернета и мессенджеров, мобильных телефонов и смс. Были лишь бумага и ручка, и когда надо было что-то важное сообщить человеку, то писали записку и оставляли её на видном месте, где её могли найти. Также друг другу писали множество бумажных писем — так поддерживалась связь с далёкими родственниками из других городов и регионов страны.

В 2016-м году маме исполнилось 69 лет. Для работы над будущей книгой я арендовал переговорную комнату в центре города, где была возможность тихо и спокойно работать без посторонних глаз. Работа над книгой шла медленно — во-первых мы этим занимались 1 раз в неделю — в субботу, т.к. в будние я работал, а мама уже была не в том возрасте, чтобы посвятить работу над книгой все выходные — ей тоже нужно было посещать врачей, и принимать много разных лекарств. Также учитывалась погода — в дождь, снег, слякоть работать не получалось, т.к. пожилые люди предпочитают не выходить в это время из дома по объективным причинам. В общем и целом, удалось расшифровать лишь небольшую часть от первого тома. В 2017-м году мама умерла, и работу над проектом пришлом остановить.

Мои родители прожили в браке 31 год, и все эти годы мама была опорой для моего отца — до 55 лет она работала, а потом, когда получила инвалидность 2-й группы, стала домохозяйкой. Оставшиеся годы она всегда поддерживала моего отца — готовила и убирала. И какого было моему отцу — в 70 лет остаться без неё. Я уже давно не жил с родителями, и утрата одного из них — большое горе. Последующие 2.5 года я занимался поддержкой своего отца — приезжал к нему, чтобы поддерживать его (уборка, стирка, готовка, и пр.). Всё это время дневники лежали в большой коробке, в сухости и сохранности, так сказать «до лучших времён». В конце 2019 отец умер. Буквально перед самым НГ, не дожив 1.5 месяцев до своего 73-летия.

В 2020-м, я решил вернуться к дневникам, и попытаться издать их сам, пока жив (ибо за время их существования из жизни ушло уже 2 официальных владельца — автор, и её прямая наследница, я же был единственным наследником по завещании своей матери). Я изучил все возможности издания данной книги — это выпуск её в электронном виде, а также печать через издательство и через краудфандинг:
1) печать через сервисы формата «СамИздат» — электронная книга, которую издать проще всего. Это не бумага, это онлайн-издание. Загружается в разные онлайн-сервисы. Есть возможность сохранения варианта авторской рукописи и прав, с передачей по неисключительной лицензии;
2) печать через издательство — минимум полгода ожидания, пока готовую рукопись проверят в Издательстве, при этом нет никакой гарантии того, что Издательство возьмёт именно эту рукопись в печать. При передаче печати в Издательство, они забирают права по исключительной лицензии сроком на 5 лет, при этом оставляют за собой право изменять и цензурировать рукопись как им угодно. В итоге — на выходе может получиться обрезанный вариант, т.н. «обрубок» от оригинальной версии, и автор с этим ничего поделать не сможет. Продажа книг, выпускаемых издательством осуществляется в основном в бумажном варианте на тех площадках, с которым работает Издательство.
3) печать через краудфандинг — сбор средств идёт от пользователей краудфандинга, которые могут пожертвовать на проект любую сумму безвозмездно, а также обменять денежные средства на вознаграждение — как правило это или будущая электронная книга или её бумажная версия, при этом бывает как возможность самовывоза с адреса (что дешевле), так и с доставкой на указанный пользователем адрес. Проект считается успешным, если собирает более 50% от заявленной суммы сбора. В случае, если проект собирает меньшую сумму денежных средств, они все возвращаются обратно пользователям краудфандинговой площадки в полном объёме, и люди их также могут вывести на карты, с которых их заводили на площадку. Т.е. сами пользователи краудфандинга ничего не теряют — они или участвуют в достижении цели проекта, в результате чего могут получить выбранное вознаграждение, или же они получают обратно все свои деньги, и могут донатить их на другие проекты или вывести с площадки обратно на карту.

Как я уже говорил ранее — сам проект НЕ коммерческий. У меня НЕТ цели заработать на данной книге. Моя цель — дань уважения памяти человека, который пережил Блокаду Ленинграда, и который оставил после себя большое количество записей. К моменту обнаружения этих записей прошло от 72 до 75 лет с момента их написания (в 1944-1941 гг.). Соответственно бумага от старости медленно начала трескаться и рассыпаться. Мне доподлинно неизвестно в каких именно условиях хранились дневники до 1986 г., т.к. я в эти годы ещё не существовал. Но записи за период с 1941 по 1943 явно побывали там, откуда некоторые уже не вернулись.
В каком виде хотелось оставить эту память? В идеале — в формате бумажной книги, при этом хорошего качества — с твёрдым переплётом, красочной обложкой, качественной печатью, с фото-вложениями, которые есть в дневниках.

Где хранить эту память? Понятно, что не у себя дома. Место этой книги — на полке библиотеки. Но в какой?

В нашей стране большое множество различных библиотек. И да, ещё очень много людей нашей страны пользуются библиотеками. Даже я в 90-е годы, когда учился в школе, приходил в библиотеку, чтобы взять различные книги для написания рефератов по той или иной теме. Но среди пользователей библиотек есть как взрослое население, так и уже пожилые люди. Доходы многих людей не позволяют им покупать сегодня любые книги, которые им хочется. В тоже время они могут совершенно бесплатно брать для прочтения книги, которые есть на полках библиотек. В нашей стране есть те люди, которые до сих пор приходят в библиотеку с вопросом: «что у вас нового почитать»? Дело в том, что часть библиотек в стране закрываются, книги из них не выбрасываются на помойку, а перевозятся в другие библиотеки. Кроме этого, людям свойственно умирать, и после людей советской эпохи остаётся большое множество различных книг, которые родственники этих людей относят в библиотеку. Таким образом библиотечные фонды постоянно пополняются. А люди, которые пользуются этими библиотеками, всегда получают возможность прочесть что-то новое. Книги, в отличии от людей хранятся на полках не просто десятилетиями, а целыми веками. Да, часть книг постепенно оцифровывается, но при этом бумажные копии никуда не выбрасываются. Дело в том, что достаточно выключения электричества, и всё, что доступно в онлайн-формате, моментально может стать недоступным. В то время, как бумажные экземпляры, доступны в любое время и их можно читать при свечах, или при солнечном свете, даже когда нет электричества.

Почему место книги в библиотеки, а не на полке книжного магазина? Давайте говорить откровенно, и быть объективными — я не Джоан Роулинг, я не пишу про магию или драконов. Аудитория данной книги — это взрослые люди, которым уже за 40 лет, а может и за 50, и далеко не все они имеют возможность купить книгу в книжном магазине. Помимо этого — это не все взрослые люди, а только те, кто увлекается тематиками — История, ВОВ, мемуары и пр. Т.е. весьма ограниченный круг лиц, которые по достоинству смогут оценить то издание, которое будет. Библиотека — это как раз то самое место, где хранятся аналогичные книги — их часто используют для экспозиций на различные военные тематики. Но библиотек в стране — очень много. Если хранить книгу только в одной библиотеке, или в библиотеках одного города — то в других городах про эту книгу никто и никогда не узнает. Значит, чтобы о ней узнали, и чтобы память о человеке осталась в разных городах, книгу надо распространить разные города. Но в России свыше 80 различных субъектов, и свыше 1000 городов. А чтобы напечатать даже 500 экземпляров — нужны существенные деньги, т.к. такие тиражи с качественной печатью в типографиях стоят достаточно дорого. Печать через Издательство снимает вопрос сбора средств, но на выходе может оказаться переписанная рукопись, которая не будет содержать того, что содержит оригинальный вариант (т.е. может получиться обрубочный вариант, который читатели не оценят, и при этом цензура может убрать много исторически важных моментов, таких, которые были и в том виде, в каком они были, без прикрас) — при этом автор ничего не сможет сделать с этим, т.к. Издательство печатает книги по исключительной лицензии сроком на 5 лет, и все 5 лет будет издаваться не та книга, которую я пишу на основе имеющихся блокадных дневников. И от всего этого переходим к другому варианту печати — через сбор средств на краудфандинговых площадках.

Первоначально проект размещался в 2020-м году на площадке Planeta_ru. Сумма сбора была заявлена в 2 млн. руб. и включала в себя все расходы по проекту:
— поиск и оплату расшифровщиков данных дневников (далеко не каждый смог прочесть данный почерк);
— оплату аренды переговорных, в которых можно было бы вести аудио и видео записи, чтобы в дальнейшем выгружать их на каналы в YouTube, и RuTube, с целью освещения работы над проектом;
— оплату услуг юриста по сопровождению работы над сохранением авторского права (люди, которые привлекались к расшифровке дневников, должны были хранить в тайне все материалы, с которыми они работали и не публиковать их… кроме этого юрист должен был сопровождать всю работу над проектом с целью защиты авторских прав моей бабушки);
— оплату депонирования полученного произведения в Российском Авторском Обществе (РАО) — рукописи должны быть защищены до момента «выхода книги в свет», чтобы «в случае утечки», можно было заставить удалить незаконно полученные материалы;
— оплату услуг Издательства по подготовке книги к печати — корректура, редактура, создание обложки и многое-многое другое;
— оплату стоимости печати будущего тиража (самый дорогой пункт в реализации проекта);
— оплату стоимости почтовой службы, которой бы происходило распространение книги по библиотекам страны (сами собой тираж в библиотеки не телепортируется), и рассылки вознаграждений участникам краудфандинговой площадки;
— и другие расходы, связанные с работой по проекту (например — работу с госархивами).

Вот так выглядят этапы работы с Издательством. Стоимость актуальна на 2016-й год:

Так выглядят этапы продвижения книги самостоятельно, при попытке продавать бумажную книгу без Издательства:

Согласно правилам краудфандинговой площадки, сумма сбора увеличивается от заявленной, на стоимость: 13% для уплаты НДФЛ в рамках действующего налогового законодательства, % платёжной системы по выводу собранных средств и % краудфандинговой площадки от суммы сбора. Как итог — сумма указывается с учётом всех %. Получается приличная сумма, которой я не обладаю. Поэтому я и обратился к пользователям краудфандинга, чтобы собрать данную сумму, напечатать книгу и отправить будущий тираж по библиотекам нашей с вами страны.

Размещение проекта на краудфандинговой площадке позволило привлечь СМИ — Piter.TV, 5 канал, Известия 78. Они предложили снять различный материал, и я согласился — потратил достаточно своего свободного времени, чтобы показать все имеющиеся документы, рукописные дневники и рассказать свою историю. СМИ отсняли свои материалы, сделали монтаж, и опубликовали в укороченных версиях то, что снимали. Но даже участие СМИ не помогло привлечь внимание людей к реализуемому мной проекту. К сожалению, по правилам площадки Planeta_ru, проект нельзя размещать на других площадках, пока не истечёт срок размещения проекта. Пришлось ждать.

Летом 2020 года я получил небольшое наследство. Часть из него я решил потратить на реализацию своего маленького проекта. Для начала — запустил рекламу в социальных сетях, чтобы найти расшифровщиков дневников. В архивных записях моей мамы остались некоторые письма бабушки, которое я использовал в качестве тестовых заданий. Людей откликнулось много, но большинство из них не справилось с почерком бабушки и не смогли идеального его расшифровать. Эти письма были написаны бабушкой в начале 70-х годов, в спокойной обстановке, когда не было бомбёжек и артобстрелов, соответственно этот почерк мне удалось разобрать, и я смог сверять написанное с тем, что присылали разные кандидаты. В итоге удалось найти 2-х человек, которые смогли идеально расшифровать написанный текст.
Далее я нашёл юриста, который подготовил соответствующие договора о неразглашении, и другие важные юридические документы для работы над проектом, а также обеспечил дальнейшее юридическое сопровождение.

Кандидаты подписали соответствующие документы, после чего смогли ознакомиться в разные дни с рукописными дневниками. Тестовое чтение дневников показало их уровень готовности работы над проектом.

Должен добавить, что 2020 и 2021-й гг. были годами международной пандемии COVID-19, и работа над проектом велась в периоды ослабления т.н. «волн роста заболеваний» в городе. Т.е. с одной стороны — в выходные, но с другой, с учётом происходящих ограничений. Для некоторых частей работы по расшифровке дневников я даже согласился на дистанционный формат работы — я отправлял отсканированные страницы расшифровщикам, те в свободное время над ними работали, присылали мне готовый вариант, а я производил оплату. Всё-таки пандемия вносила существенные коррективы в реализацию проекта.

Т.к. сборы средств на краудфандинговой площадке Planeta_ru были НЕ успешными, я удалил оттуда свой проект, и разместил его на другой площадке — BoomStarter. Размещение у них своего проекта оказалось платным. Сумма сбора средств оставалась та же, т.к. на тот момент типографии уже поменяли цены на свои услуги (ежегодный рост инфляции на всё).
Также я разместился на сервисах Boosty и Patreon, чтобы рассказать о своём проекте там, и попробовать собрать средства на реализацию проекта.

К лету 2021-го мне удалось продать родительскую квартиру, и разъехаться со склочными родственниками, которые вели себя крайне неадекватно. Вырученные от продажи своей доли квартиры деньги я вложил в ипотеку, а часть из полученных средств снова направил на реализацию своего проекта. Таким образом 2-й год подряд у меня появлялись определённые денежные средства, которых не было ранее для реализации своего проекта, и которые позволили сделать так, что 6 томов рукописных дневников к 2022-му году были успешно расшифрованы.

В 2022-м году действия Президента и Правительства РФ привели к полному хаосу в стране — падение курса рубля за 1 год (с 65 до 100), массовый отъезд мужского населения (а это и различные специалисты типографий в том числе), введение международных санкций (которые привели к частичному сворачиванию рынка типографий и 2-х, и 3-х кратному удорожанию услуг оставшихся типографии — т.к. не было импортных красок, не было импортной бумаги, не было доступа к импортным ресурсам и запчастям), и как итог — сокрушительный обвал экономики (массовое закрытие различных иностранных и российских компаний)… Всё это привело к тому, что несмотря на все мои усилия по проделанной ранее длительной работе над проектом, несмотря на большую сумму вложенных в реализацию проекта личных средств (порядка 300К), итоговая стоимость печати тиража выросла существенно. И неутешительные новости книгопечатной отрасли за последние несколько лет (о которых я писал ранее) не позволили даже снизить сумму сбора на краудфандинговой площадке, чтобы издать книгу.

Я попытался собрать средства для реализации проекта другим способом — принял участие в Международной Премии #МыВместе2022 в номинации: «Стана возможностей», в категории «Ветераны и Историческая память». Призовой фонд для победителей позволял полностью реализовать задуманное. Амбиций было достаточно, чтобы участвовать в данном конкурсе, тем более гос-во в последние годы всё чаще уделяет внимание теме ВОВ, и сам Президент приезжает 27 января возлагать цветы лично, т.е. ему близка эта тема. Но, к сожалению, все мои планы разбились о чиновничье безразличие — к примеру я дошёл до Регионального этапа, и приезжал лично защищать своей проект в Городской Центр Волонтёров в СПб. Какого же было моё удивление, когда я не увидел там ни каких-либо депутатов, ни кого-либо из Администрации города, ни даже их помощников. А жюри данного мероприятия, находилось по другую сторону камер, в Москве, и как именно оценивало проекты — совершенно непонятно. Создалось ощущение того, что сам конкурс весьма сомнительный, т.к. в нём помимо простых проектов вроде моего (где участвовали люди, у которых нет средств на реализацию проекта), принимали участие те, у кого например было много разных наград и административные ресурсы (поддержка разных чиновников и депутатов) — т.е. не совсем ясно, о какой объективной оценке могла идти речь, когда против простеньких проектов, которые создавали маленькие люди, соревновались проекты, за которыми стоит чиновничий аппарат.

Осенью 2022-го я уезжал из страны, т.к. давно не был в нормальном длительном отпуске — в последний раз уезжал надолго, когда доллар был по 36… Вернулся в РФ летом 2023-го года, когда застройщик сдал дом и передал ключи от новой квартиры, где я смог возобновить работу над данным проектом.

В 2023-м я снова попытался собрать средства для реализации проекта — принял участие в Международной Премии #МыВместе2023 в номинации: «Стана возможностей», в категории «Ветераны и Историческая память». Должен отметить, что призовой фонд (как и в прошлом году) выдаётся участникам не просто так. Он полностью подотчётный, т.е. участники должны отчитаться перед организатором обо всех потраченных средствах. И меня это условие ничуть не пугало, т.к. я был готов отчитаться за каждую потраченную копейку, и предоставить соответствующие документы (типография выдаёт документы об оплате их услуг, почта также выдаёт чеки за покупку почтовой упаковки и чеки за оплату их услуг). Но и в этом году я также дошёл лишь до Регионального этапа. Хотя в этом году оценка проектов происходила без личного участия конкурсантов. Увы, я предпринял 2 попытки в этом конкурсе, чтобы дойти до финала, и оба раза неудачно.

Конец 2023-го года:
— редактируется электронная версия рукописи, которую я буду издавать в виде книги, и которая в данный момент приводится в соответствии с требованием выбранного сервиса формата СамИздат;
— сбор средств на краудфандинговой площадке BoomStarter — не успешный;
— собрать средства на площадках Boosty и Patreon — не удалось;
— участие на протяжении 2-х лет в Международной Премии #МыВместе — безрезультатное.

И т.к. отдавать рукопись в Издательство я не хочу (меня не устраивает перспектива того, что рукопись выйдет обрезанной, переформатированной, отцензурированной, или вообще сокращённой или обрубочной), то сегодня я попадаю к единственному возможному варианту изданию книги — через сервисы формата «СамИздат». Но книга будет не 1, их будет 2 — на русском и на английском языке. Это позволит охватить большее число читателей по всему миру. Обе книги будут электронные с возможностью заказа печати «по требованию», но качество печати от меня уже никак не зависит, и будет гораздо хуже — это будет мягкая обложка, страницы не будут белоснежными, также не будет в книге и издательской корректуры и редактуры текста. Но зато будет книга на английском. Дело в том, что в России более 140 миллионов человек, в то время как на Планете Земля более 8 млрд. человек, и часть из них использует английский язык в своей жизни. Таким образом книги на разных языках позволят ознакомиться большему числу читателей с данным творчеством.

Собственно сейчас я привожу рукопись в соответствии с требованиями выбранного мною издательства формата «СамИздат» — т.к. её нужно привести в такой вид, чтобы было и удобно читать, и при заказе печати текст не съехал (у площадки есть определённые технические требования, которые надо исполнить, прежде чем они издадут книгу).
Издание книги в онлайн-формате безусловно позволит закончить то, что я когда-то начинал — книга будет издана, и её смогут читать. Выпуск книги в онлайн формате позволит попробовать данную книгу преподнести разным людям на 2-х языках в разных уголках этого мира. Книга появится на такой площадке, как Amazon, и возможно именно там удастся привлечь к ней внимание взрослого населения. На ЛитРес можно будет прочитать часть этой книги абсолютно бесплатно — на данной площадке обычно открывают до 25% текста всей книги для ознакомления. Также книга будет загружена вручную на другие сервисы, но перед этим её ждёт этап издания и получения

В общем и целом, я постарался описать всё как есть, чтобы у людей не возникало недопонимания и различных неправильных суждений насчёт моего проекта, или этапов его реализации. Мне нечего скрывать, и я открыт к сотрудничеству со СМИ (готов предъявить всё, что у меня есть журналистам, и рассказать о своём небольшом проекте). Проект близится к завершению, после выхода книги в онлайн-формате его можно будет признать успешным, правда не в том формате, в котором он изначально задумывался. Но «лучше синица в руке, чем журавль в небе».

Если у вас остались вопросы — пишите, почта указана на сайте.